Экспертное мнение: что такое клеточная терапия и как она работает

За рубежом – в США, Европе, Японии – клеточная терапия применяется уже не первый год. В России тоже зарегистрировано несколько препаратов. О том, что такое клеточная терапия, каковы перспективы развития этой отрасли в нашей стране, рассказывает Екатерина Авилова, руководитель направления молекулярных и клеточных исследований GE Healthcare Life Sciences Россия/СНГ.

Что понимают сейчас под термином «клеточная терапия»?

Понятие «клеточная терапия» объединяет целый ряд направлений, которые заключаются в лечении с помощью модификации и переноса клеток в живой организм. К ним относится иммунотерапия – влияние на клетки иммунной системы и использование их в качестве терапевтического агента.

Другое направление – регенеративная медицина – занимается разработкой потенциала стволовых клеток для восстановления органов и их функций. Клеточный материал используется и в клеточном инжиниринге – конструировании органов на 3D принтере.

Генная медицина также связана с клеточной. Клетки со встроенным ДНК-конструктом помещаются в организм пациента, чтобы модифицировать геномы, связанные с его недугом. Подобное стало возможным благодаря таким открытиям, как CRISPR/Cas9: использование этой технологии должно сделать эффективным лечение наследственных, онкологических и вирусных заболеваний.

Какие открытия и разработки в этой области позволили перейти от лабораторных экспериментов к клинической практике?

Важнейшей разработкой стала иммунотерапия рака, исследование, принесшее ученым Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2018 года. Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё совершили действительно революционный прорыв, сделав открытие в области торможения иммунной системы для атаки на раковые клетки. Терапия, основанная на исследовании, уже доказала свою эффективность, говорят онкологи.

Белки CTLA4 и PD1 – это «контрольные точки», предотвращающие аутоиммунные повреждения. В процессе эволюции они стали использоваться раковыми клетками для подавления сопротивления организма. Ученые выяснили, что эти чек-пойнты можно «притормозить», и тогда иммунитет сам начнет бороться с раком, и такой метод значительно менее разрушителен для пациента, чем химиотерапия.

В итоге грандиозной работы появились иммуноонкологические препараты: ипилимумаб (одобрен FDA в 2011 году), ниволумаб и пембролизумаб (одобрены в 2014 году).

На пересечении иммунных и генных исследований возникло поле для создания персонализированных схем лечения рака, вернее сказать, для лечения пациентов с конкретными видами рака, связанными с их личными генетическими мутациями. Метод внедрения в клетки больного специфичных для его опухоли химерных антигенных рецепторов получил название CAR-T. Он заключается в «обучении» Т-лимфоцитов распознавать раковые клетки и активизироваться при контакте с ними: так собственные генно-модифицированные (аутологичные) CAR-T-лимфоциты человека включаются в борьбу с заболеванием. Важно отметить, что процесс поддается регуляции: работу клеток можно быстро «отключить» при возникновении нетаргетного эффекта. В 2017 году в FDA были зарегистрированы 2 препарата для терапии генномодифицированными лимфоцитами: аксикабтаген силолейсел и тисагенлеклейсел.

Другой разновидностью клеточной иммунотерапии является терапия дендритными клетками – «определителями» патологии. Именно они «передают» Т-лимфоцитам информацию о молекулярном признаке чужеродных и опасных агентов. Суть метода в том, чтобы запустить в организме пациента мощный иммунный ответ путем введения препарата, «приготовленного» из его же предшественников дендритных клеток. Это называется дендритной вакциной.

Где такая терапия уже применяется и где может использоваться в ближайшем будущем?

В основном клеточная терапия используется в онкологии для лечения меланомы, неходжкинской лимфомы, острого лейкоза, рака простаты, рака легкого и т.п. Но помимо этого клеточные препараты могут эффективно применяться и в других областях медицины.

В 2017 и 2018 году в Европе и США был одобрен первый генно-модифицированный препарат для лечения наследственного заболевания. Воретиген непарвовек способен вернуть зрение пациентам с редкой формой слепоты – амаврозом Лебера, вызванной мутациями гена RPE65.

Сегодня успешно проходят клинические испытания векторных препаратов от гемофилии, активно разрабатывается генная терапия нейродегенеративных заболеваний, таких как болезнь Паркинсона и хорея Хантингтона. На очереди мышечная дистрофия Дюшенна и генетически обусловленная глухота: ученые сообщают о впечатляющих результатах клеточной терапии этих болезней у животных.

Используются ли такие технологии в России?

За рубежом – в США, Европе, Японии — клеточная терапия применяется уже не первый год. В России также зарегистрированы и активно используются в онкологической практике модуляторы иммунологического синапса ипилимумаб, ниволумаб и пембролизумаб. Регистрация тисагенлеклейсела будет завершена у нас к 2022 году. Сертификация силолейсела  также лишь вопрос времени.

Надо сказать, что и в России ведутся разработки собственных аналогичных препаратов и планируется их вывод на рынок. Некоторые из них уже готовы выйти на стадию клинических испытаний. К сожалению, поскольку технология производства обходится очень дорого, интерес фармкомпаний к инвестициям в подобные исследования в нашей стране невысок, сегодня они проводятся лишь на уровне стартапов на базе крупных НИИ. Так, в ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» используют дендритно-клеточную вакцину, с ее помощью вылечили более 1000 больных.

Для того чтобы данное направление медицины развивалось, нам придется преодолеть сложности с недостаточным финансированием исследований и несовершенством законодательной базы.

Как применение клеточных препаратов регулируется законодательно в нашей стране и в других странах?

В США все лекарственные препараты, включая клеточные, регулируются FDA — управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. В ЕС это EMEA – Европейское агентство лекарственных средств.

В России применение клеточных препаратов регулируется федеральным законом N 180-ФЗ «О биомедицинских клеточных продуктах» с дополнениями. Доработка экспертами этого документа продолжается, чтобы в результате уже через несколько лет мы увидели на нашем рынке те революционные клеточные препараты, о которых сейчас говорили.